Нижне-Свирский заповедник

Нижне-Свирский заповедникГосударственный природный заповедник «Нижне-Свирский»

Во многом именно близость от Санкт-Петербурга способствовала созданию заповедника. Увеличивающееся влияние огромного мегаполиса на природные комплексы региона, необходимость их сохранения и по возможности восстановления привели в 1960-1970-е годы к организации сети охраняемых природных территорий в Ленинградской области. В их числе был и Нижне-Свирский заказник, организованный в 1976 году, а спустя четыре года, в 1980-м, преобразованный в заповедник.

Во многом именно эта близость способствовала созданию заповедника. Увеличивающееся влияние огромного мегаполиса на природные комплексы региона, необходимость их сохранения и по возможности восстановления привели в 1960-1970-е годы к организации сети охраняемых природных территорий в Ленинградской области. В их числе был и Нижне-Свирский заказник, организованный в 1976 году, а спустя четыре года, в 1980-м, преобразованный в заповедник.

ЛЕДНИК И ОЗЕРО

Территория заповедника и его окрестностей — одна из самых молодых в Европе. Это связано с тем, что он расположен вблизи места, где некогда располагался последний, Валдайский, ледник. В связи с молодостью территории и влиянием огромного озера местный рельеф крайне слабо переработан эрозией: оврагов и балок совсем немного. Для заповедника вообще свойствен равнинный рельеф со сравнительно небольшим перепадом высот: уровень Ладожского озера колеблется около отметки 4 м над уровнем моря, а высшая точка заповедника — 30,7 м.
Характерная форма рельефа заповедника — береговые валы Ладожского озера. Они представляют собой песчаные гряды, вытянутые параллельно береговой линии. Предполагается, что валы, расположенные на большем удалении от современного берега озера, более древние, чем приближенные к нему. Всего на суше насчитывается около 20 валов и еще от 2 до 11 подводных, в прибрежной части Свирской губы. Их превышения невелики — до 1 метра, а ширина достигает 100 метров. Сложены валы главным образом песками озерно-ледникового происхождения. Береговые валы в значительной степени определяют облик ландшафтов заповедника и существенно влияют на характеристики их компонентов.
Главными водными объектами в заповеднике, помимо Свирской губы, выступают Сегежское озеро и протоки и притоки реки Свирь. Озеро сравнительно небольшое, площадью всего 18 кв. км, расположено в центре одноименного болотного массива, одного из главных объектов охраны в заповеднике.

ТИПИЧНЫЕ ЛЕСА И УНИКАЛЬНЫЕ БОЛОТА

Заповедник расположен в пределах таежной зоны, для которой характерны хвойные леса на подзолистых почвах при широком распространении болот. Эти зональные закономерности соблюдаются и в мало-нарушенной природе заповедника. На его территории преобладают поверхностно-подзолистые и торфянисто-подзолистые почвы в сочетании с торфяно-болотными.
Структура растительного покрова заповедника напрямую связана с особенностями его рельефа и геологического строения. Береговые валы создают своеобразное чередование повышений и замкнутых понижений с очень плохими условиями стока влаги. В результате этого в понижениях формируются болота, а на их окраине — заболоченные леса. Так как береговые валы сложены песками, на которых формируются бедные почвы, то вне понижений из лесообразующих пород преобладает не ель, которая более требовательна к условиям среды, а менее прихотливая сосна. Также на территории заповедника широко представлены мелколиственные, в основном березовые леса. Как естественные, произрастающие в основном по переувлажненным участкам, так и вторичные, образовавшиеся в местах вырубок. Вместе на долю болот, сосняков и мелколиственных лесов приходится более 90% суши охраняемой территории.
Леса заповедника — типично среднетаежные. Среди сосняков преобладают зеленомошные, в которых, как правило, существенно покрытие таежными видами мхов: плевроциумом Шребера, гилокомием блестящим, или израстающим, мхом и др. Среди них нередко попадаются лишайниково-зеленомошные леса, в большинстве случаев производные: пятна лишайников появляются при осветлении участков после вырубок. В травяно-кустарничковом ярусе зеленомошных лесов велика доля характерных для тайги кустарничков: черники и брусники. Также заметную роль играют типично таежные приземистые растения: кислица обыкновенная, майник двулистный, седмичник европейский, плауны и др. Не менее значимы в заповеднике и сфагновые сосняки, связанные с окраинами болот, где встречаются полосами различной ширины, и небольшими понижениями. Ельники встречаются в заповеднике небольшими пятнами.
Ключевым элементом растительного покрова Нижне-Свирского заповедника можно назвать болота, которыми покрыто 35,8% его территории. В более удаленных от берега Ладожского озера районах представлены довольно характерные для средней тайги слабо облесенные грядово-мочажинные болота. Здесь главную роль играют различные виды сфагновых мхов, среди которых встречаются свойственные верховым болотам виды кустарничков (багульник, голубика, болотный мирт, подбел, клюква), некоторые виды осок, пушица.

ГУМБАРИЦЫ

В 1968 году у заброшенной деревни Гумбарицы, на восточном побережье Ладожского озера, начал работать Ладожский орнитологический стационар. После нескольких лет поисков мест массовых скоплений птиц на пролете, где можно было бы проводить их отлов и мечение, орнитологи Г.А. Носков из Ленинградского университета, В. Б. Зимин из Карельского филиала Академии наук СССР и Т.И. Блюменталь из Зоологического института АН СССР остановились на Гумбарицах. Здесь расставили «большие» ловушки рыбачинского типа. Первой была старая ловушка из Рыбачьего, где расположен первый в мире центр кольцевания птиц (основанный еще в 1903 году, когда Рыбачий назывался Росситтен и находился в Восточной Пруссии). Так на огромном орнитологическом энтузиазме был основан второй по величине орнитологический стационар России.
Спустя годы данные, накопленные на станции, стали основой для организации заповедника, а главными объектами охраны в нем — массовые стоянки мигрирующих водоплавающих и сухопутных птиц. Первым в ловушку влетел сорокопут-жулан. С тех пор на станции окольцовано более 1 млн птиц, по 8-23 тыс. за сезон (оттаяния снега весной до нового снега поздней осенью). Через эти места летит примерно 200 разных видов птиц, в руки кольцевателей попадает около 120 (остальные — водоплавающие, не пролетающие над сушей). Кроме больших ловушек используют обычные паутинные сети и другие способы лова.
Проверка огромного количества сетей каждые 2-3 часа от рассвета до темноты (которой здесь в июне почти не бывает) требует большого количества ног для их обхода и рук для выпутывания птичек, поэтому Ладожская орнитологическая станция привлекает волонтеров — и профессионалов, и просто любителей птиц.

СВИРСКАЯ ГУБА: ОРНИТОЛОГИЧЕСКАЯ РАДОСТЬ

Впадая в Ладожское озеро, река Свирь выносит из устья большое количество взвешенных частиц и питательных веществ. На озерном просторе течение замедляется, несомые частицы оседают. На намытых Свирью отмелях вода хорошо прогревается, и здесь развиваются водоросли, кормятся моллюски, нерестятся рыбы и ходят стайками их мальки. Плотва, уклейка, густера, лещ и карась, следом за которыми приходят хищники — окунь, жерех, судак, щука… Здесь обычны миноги, личинки которых, напоминающие червей, называются пескоройками. Они прячутся в песке.
На этом изобилии водной жизни кормится великое множество куликов, уток и прочих водоплавающих. В дни массового пролета здесь может скапливаться до 10 тыс. птиц одновременно! Аза год тут останавливается около 100 тыс. «мигрантов».
Одна ко и в этом скоплен и и есть свой порядок. Нырковые утки — хохлатая и морская чернети — благодаря способности глубоко нырять могут кормиться на отдалении от берега, погружаясь ко дну за моллюсками, рачками и личинками. Этой же способностью обладает морянка — небольшая утка, гнездящаяся в тундре. Турпан ныряет на глубину до 10 м, а его родственница синьга (у нее и правда синеватое оперение) погружается до 30 м. Там они не только собирают мелких беспозвоночных, но и ловят рыбешку.
Ныряют и гагары. Их лапки совершенно не приспособлены к ходьбе по суше, поэтому в тундре эти птицы устраивают гнезда у самой кромки воды, чтобы подплыть, навалиться грудью на берег — и оказаться в гнезде. На пролете у хороших ныряльщиков нет необходимости приближаться к берегу. Поганки — тоже специалисты по погружениям.
Во время ритуала ухаживания они достают друг для друга растения со дна и танцуют на воде с подношением в клюве. В устье Свири гнездится несколько пар больших поганок — чомг. Они не выходят на берег даже для гнездования, а строят «плот» из водных растений. Часто основанием и «якорем» служит стебель кубышки, который не дает гнезду плавать по воле ветра, а при подъеме воды после дождей отрастает, храня гнездо от затопления.
Речные утки (кряква, свиязь, шилохвость, чирок) и лебеди нырять не умеют: вода выталкивает их на поверхность, будто пробки. Они кормятся в известной позе, хвостом кверху, у берега или на мелководье, на той глубине, где длина шеи позволяет дотянуться клювом до дна. Компанию им составляет лысуха — черная птица с белой нашлепкой на лбу и «куриным» клювом. Это не утка, а пастушковая птица из отряда журавле-образных. От уток ее отличает не только форма клюва, но и поразительные желто-зеленые фестончатые лапки. Иногда лысуха отбирает добычу у уток.
У куликов есть копчиковая железа, но ее секрет не обладает такими же водоотталкивающими свойствами, как у уток и гусей. Проще говоря, их оперение намокает быстрее. И кулики кормятся на той глубине, на которую позволяет зайти длина их ног. Частенько эти птицы образуют несколько линий. Дальше всех от берега — крупные виды, с длинными ногами и клювами (большой веретенник, большой улит). Ближе — кулички поменьше (чернозобик, белохвостый песочник). У кромки воды перебегают, зондируя влажный песок клювами и собирая с поверхности всякую мелочь, перевозчики, зуйки и фифи.
По мелководью бродят и серые цапли, высматривая лягушек, улиток и рыбешек. Вдоль берега, на земле или на деревьях, устраиваются отдыхать после рыбалки на озере крачки и чайки, те же деревья использует для охотничьей присады орлан-белохвост. И чайки, и орлан с удовольствием съедят найденную у берега дохлую рыбу или отберут у кого-нибудь добычу.
В прибрежных тростниках летом прячутся линные самцы кряквы, чирка-свистунка, гоголя, большого крохаля. Селезни начинают линять сразу после того, как время спаривания закончилось и самки сели насиживать яйца. Самки с выводками линяют позже. Линька настолько интенсивная, что птицы хуже летают или вовсе теряют способность к полету, поэтому важно найти надежное убежище с возможностью кормежки. Часто в тростниковых зарослях образуются скопления линных уток, порой на большом удалении от мест гнездования. В этих зарослях обитает и одна из «невидимых» птиц — большая выпь. Зато низкий, трубный зов самца слышен за несколько километров! За этот крик птица получила второе название — бугай (то есть бык).

КУЛИК БОЛОТО ХВАЛИТ

Великое разнообразие жизни на воде хорошо доступно для обзора. На верховых болотах наблюдать его сложнее. И здесь гнездятся самые редкие и скрытные обитатели заповедника.
С наступлением гнездового сезона серые журавли, птицы крупные, ведут себя тише воды, ниже травы. Причем последнее — в буквальном смысле: журавлиное гнездо расположено на земле. Это делает его уязвимым для хищников, людей и пожаров. С некрупными хищниками, как и с конкурентами, журавли справляются. Это сильные птицы, с мощными ногами и длинным клювом, которым они не только собирают зерна и моллюсков и ловят лягушек, но и с одного удара убивают не вовремя выскочившую полевку (а иногда и вытаскивают грызунов из нор). От людей журавли забираются поглубже в болотные массивы. Узнать об их присутствии можно по громким трубным крикам, которыми пара обозначает свою территорию. Когда птенцы (их один или два) подрастут и оперятся, все семейство отправляется кормиться на окрестные луга и поля, но на отдых вновь возвращается к болотам.
Еще до прилета журавлей с их фантастическими брачными танцами по окраинам болот разворачивается другое прекрасное сватовство. Точнее, рыцарские турниры самцов, с лихо закрученными перьями и красными бровями, за право спаривания с невзрачными самками. Здесь располагаются тетеревиные и глухариные тока. Сражения происходят в самом начале весны, еще по снегу. Как только снег подтаивает, оголяя макушки болотных кочек, желтовато-серовато-буроватые от прошлогодней осоки и пушицы, поверх устраиваются насиживать яйца такого же цвета тетерки и глухарки. На болотах гнездятся и белые куропатки. Зимой тетеревиные птицы часто здесь ночуют: разреженный древостой позволяет свободно занырнуть в снег.
Во время весеннего пролета на болотных кочках выясняют отношения и турухтаны. В брачном наряде у самцов вокруг шеи растет воротник из длинных перьев. «Жабо» бывают и белыми, и пламенно-рыжими, и черными, как хвост тетерева-косача. Самцы топорщат перья, подпрыгивают, наскакивают друг на друга. Гнездятся турухтаны севернее, на болотах и влажных лугах в тайге и тундре. Там же проходят основные брачные игры. Когда в гнезда отложены яйца, у самцов наступает послебрачная линька, они теряют яркие воротники. И во время обратного пролета, к местам зимовок, и самок, и самцов турухтана можно перепутать с другими куликами — травником или песочником.
По болотам и их окраинам устраивают гнезда лесные кулики: вальдшнеп, бекас, дупель. Гнездовья по несколько пар на небольшом отдалении друг от друга образуют большой веретенник, названный так за длинный прямой клюв, и чибис. Последний не даст ни одному существу крупнее полевки пройти незамеченным — будет кружить над головой и махать широкими черно-белыми крыльями со скрипучим криком ржавой раскладушки. Начинает один — присоединяются все взрослые чибисы. Молодые кулики при этих криках затаиваются, прижимаясь к земле. Тут же выводит птенцов самый крупный кулик Европы — большой кроншнеп. Длинным загнутым книзу клювом, как пинцетом, он достает из травы и мха разнообразных беспозвоночных. А в середине лета, когда поспевает черника, кроншнепы аккуратно, снимая клювом по ягодке, отправляют черничины в рот одну за другой. Большой кроншнеп внесен в Красную книгу Росссии.

Нижне-Свирский заповедник на карте


Общая информация

Площадь заповедника: 42 390 га. 

На охраняемой территории обитают: 45 видов млекопитающих, 262 — птиц, 4 вида рептилий, 4 — амфибий, 33 — рыб. Из них 11 включены в Красную книгу России.

В заповеднике отмечено: более 575 видов сосудистых растений.

Любопытные факты

■ Межваловые болота заповедника — поистине уникальный природный объект, почти нигде более не представленный. Это болота, образовавшиеся в понижениях между валами и со временем почти полностью похоронившие под собой собственно сам береговой вал. Подобная ситуация отмечена с самыми удаленными (до 7-8 км) и, как подтвердили специальные исследования торфа, самыми старыми болотами. В этих районах участие сфагновых мхов куда меньше, а более значительную роль в травостое играют различные виды осок и болотные травы: сабельник, зюзник, горичник болотный.
■ Еще в первой половине XX века на Онежско-Ладожском перешейке исследовали и кольцевали птиц, но преимущественно водоплавающих — уток и гусей. А пути мелких воробьиных птиц оставались загадкой. С началом работы Ладожского стационара орнитологи сделали множество удивительных наблюдений. Оказывается, птицы, следующие по Беломоро-Балтийскому миграционному пути, потом летят и в Западную Европу, и к берегам Исландии, и в Северную и Южную Африку, и в Азию, а иногда даже в Австралию!
■ «Большая» ловушка представляет собой огромный раструб или воронку из сети, которая открывается «входными воротами», 15 м в высоту и 40 м в ширину, постепенно сужается и понижается (на протяжении 90 м), а в конце птицы пролетают через узкий коридор и небольшое отверстие в сетчатую камеру-приемник, откуда орнитологи забирают птиц.
■ И весной, и осенью основной поток мигрирующих птиц летит мимо Ладожской орнитологической станции в одну и ту же сторону! Осенью они движутся в общем юго-западном направлении, но упираются в огромное озеро, продолжают путь вдоль берега и у Гумбариц вслед за береговой линией поворачивают на юго-восток, позже возвращаясь на нужное направление. Весной птицы летят вдоль северного берега Ладожского озера, и стремление следовать береговой линии вновь приводит их к Свирской губе и Гумбарицам, где можно остановиться, отдохнуть, подкормиться и лететь дальше… Опять через юго-восточное направление! Благодаря этому большие ловушки здесь не нужно поворачивать.
■ Возвратом кольца орнитологи называют случаи, когда окольцованную птицу поймали где-нибудь в другом месте. Повторную поимку «своего кольца» на месте кольцевания, даже через год или несколько лет, называют обычно переловом.
Заповедники России

5
Добавлено: 8-03-2015, 16:51
0
4 883
Синеглазка

Похожие публикации


Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Наверх