Земля: Один потрясающий день (2017)

«Земля: Один потрясающий день» – это что-то по-настоящему исключительное, и в то же время – можно ли ожидать иного? Британцы, наследники рафинированной нации колонизаторов, оказавшихся во многих отдаленных уголках нашей планеты первыми, – BBC, National Geographic и иже с ними – за десятилетия совершенствования в этом жанре достигли в изображении живой природы каких-то совершенно запредельных высот. Их нынешние видеополотна – аналог британского книгоиздания в начале XIX века, когда книг, равных по качеству тем, что массово издавались на Туманном Альбионе, не было ни в одной стране мира (кроме разве что Германии).

И «Земля: Один потрясающий день» – это еще одна высота, хотя еще вчера казалось бы – ну куда дальше? Неизменный (и совершенно справедливый) пафос любования чудом всего ключом бьющего многообразия жизни на нашей крошечной планете – но как… нет КАК… нет КАК!!! это снято! Совершенно невероятные ракурсы, игра то с ускорением, то с замедлением происходящего, подъем в космос и спуск в глубины океана, виды какой-то нечеловеческой красоты и масштабности. Владение приемами киноремесла и ловкость их применения запредельные – сейчас понимаю, что ощущение от фильма сродни наблюдению за игрой пианиста высочайшего класса, сливающегося с инструментом в одно существо.

Но главное – это, конечно материал, вокруг которого выстроен фильм. Причина проста, даже банальна: здешние герои не играют – они живут. При всей правдивости и безыскусности сюжетов фильма он даст сто очков форы любому тщательно выстроенному триллеру… даже боевику. Потому что помимо потрясающих красот природы нашей Земли мы становимся свидетелями схваток и забегов, на кону которых стоит жизнь – или самая настоящая, не в сценарии прописанная, после которой актеры идут пить кофе, смерть. И снято это, повторюсь, с недосягаемым мастерством, умением втащить зрителя в самую середину происходящего и дать в полной мере испытать бешеное напряжение схватки или погони.

Слова тут бессильны – как передать чувство, которое испытываешь, заглядывая в самую глубину зрачка спасшейся новорожденной морской игуаны пяти минут от роду – пяти минут, ушедших на отчаянный побег из кишащей двухметровыми змеями песчаной ямы? Просто надо увидеть этот побег к жизни, который выстроен на экране по всем правилам драматического искусства – с десятками безжалостных и стремительных хищников, обкладывающих одинокую новорожденную жертву, в последний момент выскакивающих в отчаянном прыжке из-за крайнего камня на пути к спасению и, ошибившись лишь на миллиметры (которые нам дают вполне оценить в замедленном движении), ее упускающих. Надо видеть – иначе не передать чувств, возникающих при взгляде в глубину зрачка малыша, замершего в завоеванной безопасности под ласкающими лучами солнца.

Или схватка двух жирафов, по степени драматичности напоминающая скорее боксерский матч (в момент просмотра в кинозале раздавалось очень характерное: «Ушел!», «Снизу!», «Давай!»), в котором считанные сантиметры и воля к победе поверженного уже, но не сдавшегося противника решают исход боя точным мощным апперкотом огромной головы на потрясающе подвижной шее. (Я никогда не знал, как дерутся жирафы - и глядя на это, как и на многие другие кадры фильма, испытывал восторг и удивление не меньшие, чем если бы наблюдал видеозаписи, доставленные исследовательским зондом с другой планеты.)

Но это только одна сторона жизни – а с тем же невероятным приближением, фиксацией каждой красноречивой и исполненной естественности детали показаны и материнская нежность, и трогательная супружеская привязанность наших меньших братьев вплоть до микроскопических мотыльков-поденок, спешащих жить за три отведенных им природой часа, их непосредственность, любопытство и упорство в достижении великой цели – жить.

Это актеры совершенно иной лиги, чем любая из человеческих «звезд» – это настоящая жизнь, которую создатели фильма смогли явить нам так, будто их самих рядом и вовсе не стояло. Это как свежевыжатый сок – но не из стакана даже, а из плода – и прямо в рот. И эту замечательную мастерскую бесстрастность подчеркивает голос, на котором многие из нас росли еще у черно-белых телевизоров, голос-легенда Николая Николаевича Дроздова.

Посчастливилось присутствовать на премьере фильма и услышать удивительно живое и энергичное выступление этого 81-летнего подвижника. Многое из сказанного, думаю, осталось в душе надолго, потому что в таком возрасте устами непраздного человека говорит уже мудрость, а Николай Николаевич не столько представлял фильм, сколько говорил о безграничности космоса и уникальности, неповторимости жизни на крошечной нашей Земле. О том, что стремимся вдаль и ввысь, не замечая не то, что удивительного, – а потрясающего, что живет буквально у нас под ногами. Звучит банально, может быть, но это в передаче – там же, непосредственно из уст старого, но лучащегося при этом детским энтузиазмом мудрого человека все было как свежевыжатый сок без стакана.

«Земля: Один потрясающий день» – потрясающее кино, в смысле того, что потрясает, взбалтывает и перетряхивает наше традиционное банальное: «ну да, жизнь удивительна, разнообразна и прекрасна, где-то там куча всяких чудес природных есть, зверьков удивительных и забавных». Там где-то – Чудо с большой буквы, больше – чудеса – у которых нам многому поучиться можно вместо того, чтобы в очередной раз щекотать нервы под поп-корн какой-нибудь новой синтетической киноклюквой. Да и как зрелище – в разы эффектней.


6
Добавлено: 1-12-2021, 03:14
0
774
Derekfrorn

Предыдущие публикации


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх
Мы используем файлы cookie!
Это позволяет нам анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Я согласен
Я не согласен
Подробнее...